Ученик Масутацу Оямы, обладатель 10 дана Кёкусинкай, основатель и президент Международной Федерации Каратэ IFK.

Stiv 1Родился в Южной Африке в небольшом городке Крюгерсдорпе 29 августа 1934 года. Когда ему исполнилось 10 лет, он с родителями эмигрировал в Северную Родезию (сегодняшняя Замбия). В то же время он увлекся боксом и занимался им около двух лет. Затем он играл за сборную города по регби. В возрасте 15 лет Стив вошёл в основной состав игроков первой команды. В 16 лет он попал в Национальную сборную Северной Родезии по регби. Параллельно игре в регби Стив занимался дзюдо. Поворотным событием в его судьбе стало знакомство с китайским мастером, тренировавшемся во дворе своего дома. Стив подглядывал за ним, когда китаец заметил его и пригласил тренироваться вместе. Так Стив начал занятия шаолинским кэмпо, которые продолжались на протяжении учебы в школе и колледже. В 25 летнем возрасте Арнейл переехал в город Дурбан, с целью завершить образование инжинера-механника. Там в порту он выискивал моряков из Китая и Японии у которых черпал знания боевых искусств. По возвращению в Северную Родезию, он получил от своего наставника кемпо рекомендательные письма к мастерам шаолиня в Китае. Нанявшись на корабль, Стив прибыл в Китай и направился в Маньчжурию, где стал тренироваться в одном из монастырей. Жесткие тренировки, железная дисциплина, ежедневные работа на монастырских полях и медитативная практика, очень подходили и нравились Стиву, он чувствовал себя счастливым.

Однако в Китае с подачи Мао дзе Дуна началась «культурная революция», и жизнь для иностранцев стала просто невыносимой. Во избежание тюрьмы друзья посоветовали Арнейлу как можно быстрее покинуть монастырь и отправиться в Коулун в Гонконге, чтобы заниматься у другого мастера кэмпо. Однако занятия сильно разнились от того, что было в монастыре, и Стиву не понравились.

После этого Арнейл покинул Китай он снова отправился в ЮАР, а оттуда в Европу, где провёл некоторое время, путешествуя из страны в страну, берясь за любую работу, которую он мог найти, чтобы оплатить нужды. В своих странствиях Стив часто сталкивался с моряками из Японии, от которых и услышал об очень сильном мастере каратэ из Японии – «убийце быков» Маcутацу Ояме. С той поры он жил, путешествуя из одного порта в другой, пока, в конце концов, не достиг города Манила на Филиппинах. К тому времени он скопил достаточно денег, чтобы оплатить дорогу сначала в Гонг-Конг, а затем - в Японию, город Иокогаму. В 1962 году Стив вместе с его другом Питером Маклином вступили на землю Японии.

В Японии фактически не зная языка, Арнейл сумел найти Кодокан, где стал заниматься дзюдо и получил 1 дан. Однако его больше интересовало каратэ. Сначала это стало Годзюрю под руководством Гогена Ямагути (1909-1989), однако Арнейл чуствовал что это не его. Стив пробовал заниматься и Сетокан, но и здесь ему чего-то не хватало. «Это трудно объяснить,- признался он,- но это была не моя чашка чая».

Чуть позже Арнейл встретил американца Дона Дрэгера и спросил его о мастере каратэ, который «нокаутирует быков». Дрэгер знал Ояму и привел Стива в его додзё. Увидев интенсивность тренировок и дисциплину учеников, Стив понял, что это именно то, что он искал. На тот момент инструктором додзё был Сэнсэй Куросаки, так как Канте Ояма путешествовал по Америке, пропагандируя стиль Кёкусинкай. Куросаки сказал Стиву, что если он хочет изучать Кёкусинкай, то он должен ежедневно приходить на тренировки, но только лишь как зритель, до той поры, пока Канте не вернётся из своей поездки. Этот период наблюдения, но неучастия в тренировках, длился около месяца, но то, что видел Арнейл, ему нравилось. Тренировки были тяжелыми и интенсивными, бои производили еще большее впечатление, тела бойцов были хорошо подготовлены и выдерживали удары в полный контакт. Наконец, когда Канте Ояма вернулся в Японию, Дон Дрейгер и Куросаки представили ему Стива и рассказали ему о том, что Стив, преодолев многочисленные трудности, проделал долгий путь, чтобы изучать Кёкусинкай под началом Канте. Первыми словами, с которыми Ояма обратился к Стиву, были: «Хорошо, но ты должен знать, что если ты тренируешься со мной, то ты тренируешься всю жизнь. Подумай об этом. Многое в жизни может пойти не так, но ты должен тренироваться, делая то, чему я тебя учу». Стив ответил «Да, я принимаю это». Тогда Ояма сказал: «Ты начнешь как кохай, и ты должен будешь регулярно тренироваться. Если ты прекратишь тренировки, вход в додзё для тебя будет закрыт». Стив был уверен в своем решении и не собирался отступать. Ответив да, он получил в знак доверия свое первое доги.

Тренировка начиналась в 19:30. В 19:15 начинали бить в барабаны, которые были слышны издалека. Те, кто не успевал стать в строй в 19:30, не допускался к тренировке. Это правило было едино для всех и не допускало никаких исключений. Время тренировок не было строго ограничено. Короткие тренировки заканчивались в 22:00, но могли продолжаться и до полуночи, пока не прекращал занятия сам Ояма.

ifk president photo 2Стив тренировался с полной самоотдачей. Отношение к нему было таким же, как и к другим кохаям – не хуже и не лучше. В его обязанности помимо тренировок входили стирка и глажка грязных доги сэмпаев, которые они после тренировки оставляли на полу. Вместе с кохаем Асихарой они таскали из несмываемого туалета ведра с нечистотами и опорожняли их на улице в специально отведенном месте. После этого они вручную мыли ведра и возвращали их в туалеты. Ояма тогда говорил Стиву то, что теперь ханси говорит своим ученикам «Я могу научить тебя, я могу помогать тебе, но есть две вещи, которые я не могу сделать: думать и делать за тебя. Это твоя работа, и если ты не можешь ее выполнять, убирайся из додзё».

Спустя год ежедневных тренировок Стиву была дана возможность пройти аттестацию. В то время в стиле Кёкусинкай предусматривались лишь три цветных пояса — зелёный, коричневый и чёрный. Стив стал обладателем зелёного пояса, что соответствовало нынешнему 3 Кю. Начался следующий год напряжённых тренировок, в которые входили и Летняя и Зимняя школа. В конце второго года Стив сдал на коричневый пояс.

Однажды Канте вызвал его к себе и сказал, что ему будет позволено попытаться защитить степень Седан (1 Дан). Стив прошёл экзамен, но его результаты не оглашались в течение трёх месяцев. На экзамене он думал, что делает лучше других, однако в списках выдержавших испытание его не оказалось. Никто не объяснил почему, и он, подавленный, не приходил в додзе несколько дней. Арнейл находился в депрессии, хотел уехать из Японии, но у него не было денег. Пришлось возобновить тренировки. На следующей попытке получить черный пояс у Стива не было прежней уверенности, но он старался и сдал экзамен. Первая попытка послужила для него хорошим уроком, он понял, что в первый раз не был готов морально. Если бы он сдал тогда экзамен то, скорее всего, бросил бы занятия кёкусином, думая, что в достаточной мере освоил каратэ. Позже Ояма сказал Стиву, что увидел в нем нечто большее, чем просто черный пояс, но рисковал потерять его из-за разочарованности неудачей. И так провал на первом экзамене научил Стива терпению, решимости и упорству, без которых нельзя овладеть каратэ Кёкусинкай.

Следующие несколько лет Арнейл много тренировался и быстро прогрессировал. Ояма стал ему фактически как отец и юридически усыновил Стива, что бы тот смог жениться на японке. По условиям договора Арнейл был обязан дать будущему сыну второе имя «Ояма» и при достижении совершеннолетия прислать его на год в Японию. Этот договор Стив Арнейл выполнил. Стефан Ояма Арнейл, родившийся в Англии и достигший 1-го дана, был отправлен на год к «дедушке». Правда, после возвращения домой он прекратил занятия каратэ по причинам, которые отцу так и остались неизвестными.

Женитьба на японке преобразила жизнь Арнейла. Он обрел не только любовь, но и верного друга на всю жизнь, а также смог лучше понять японский менталитет. Цуюко происходила из древнего самурайского рода, где очень почитались традиции. Именно благодаря финансовой поддержке жены, которая работала в крупном банке, Арнейл мог оставаться в Японии столь долго и успешно тренироваться. Для дополнительного заработка он работал моделью на подиуме, снимался для Олимпийских плакатов, а однажды на улице неожиданно получил приглашение сняться в кино в роли немецкого солдата. Всего Арнейл снялся примерно в пятнадцати фильмах под псевдонимом «Стив Мэнш». Обычно он играл плохих парней (американцев и европейцев), которых убивали к всеобщей радости японских зрителей.

Чтобы получить II дан, Стив очень напряженно тренировался и его усилия оказались не напрасными. Первая же попытка стала успешной.

4Однажды Канте вызвал к себе Стива и сказал, что он хочет, чтобы тот приготовился к испытанию, испытанию бросающему вызов пределам человеческих возможностей хякунин-кумитэ. Канте объяснил, что этот тест представляет из себя бой со 100 противниками. По условиям проведения боев, рассчитанных приблизительно на 3 часа, противники должны постоянно сменять друг друга. Если бы они ослабили атаки, то были бы дисквалифицированы, а результат данной схватки был бы недействителен. Это было бы бесчестьем для участников боев и оскорблением для испытуемого. Испытуемый должен был оставаться активным до конца теста и побеждать во многих схватках, а не просто защищаться или принимать удары. Ояма не сказал, когда точно состоится испытание, но предупредил, чтобы Стив начинал тренироваться и был готов в любую минуту. Когда Арнейл услышал об этом, подумал, что Канте сошёл с ума — бой со 100 противниками! Его пугала одна лишь мысль об этом. Некоторые из додзе пытались выдержать хякунин-кумитэ, но никто из них и не смог это сделать. Арнейл начал высказывать свои сомнения, однако Ояма не оставил ученику выбора одной фразой, просто сказав: «Я думаю, ты сможешь сделать это». И Стиву, вопреки всем терзавшим его чувствам, пришлось согласиться, дабы не разочаровать своего учителя и себя. К тому времени он и Цуюко уже поженились, и новость о ста боях и особенно жёстком режиме тренировок, стала в свою очередь испытанием на терпеливость для него и его молодой жены. Вместе с Оямой Стив составил программу подготовки. Кроме обычных тренировок она включала бег по возвышенностям, множество специальных физических упражнений, работу с макиварой и мешком, а в выходные дни бег на берегу моря по песку. Немаловажную роль в подготовке также играли ката. Ояма направил Стива к мастеру Кенъити Саваи представляющего китайский боевой стиль Тайчи-кэн. Саваи был очень своеобразный человек, у него не было своего додзё он круглый год в любую погоду занимался в парке. Цель, с которой Ояма рекомендовал Стива была приобретение психологической устойчивости, через медитативную практику, и надёжной защиты, которая помогла бы Арнейлу выдержать предстоящее испытание. Кантё наблюдал и контролировал процесс подготовки, однако не устанавливал конкретных дат для теста. Однажды на соответствующий вопрос Стива: «Когда?», Ояма ответил: "Я скажу когда. Ты просто работай». Шесть месяцев Арнейл не думал ни о чем и не занимался ничем, кроме каратэ.

В конце концов одним воскресным утром Стив вошёл в Додзё, и особая волнительная атмосфера в зале подсказала ему, что настала пора величайшего испытания в его жизни. Зал был полон кохаев и сэмпаев. Его глазам предстал ряд будущих соперников. Можно лишь только гадать о тех мыслях, которые в тот момент витали в его голове. Он был в превосходной форме, но то же самое можно было сказать и о тех, кто находился в Додзё. Бои длились в среднем по 2 минуты. Стив хорошо помнил советы Оямы: «ты можешь сэкономить время, если нокаутируешь их». Однако реально Арнейлу не удалось нокаутировать никого, хотя многих он посылал в нокдаун и завершил тест примерно за 2 часа 45 минут. Сначала он пытался считать бои, но где то после 20 сбился и сконцентрировал все внимание на процессе борьбы. Сначала с ним сражались зеленые пояса, после коричневые и, наконец, черные. Несколько раз он оказывался на полу, но успевал подняться в стойку меньше чем за 5 секунд. На нём едва ли осталось живое место. Тело Стива было покрыто синяками; каждое движение, каждый шаг и техника требовали всё больших и больших усилий и становились для него настоящим подвигом. Несмотря на физическое истощение, его дух и мотивация не были сломлены, благодаря тренировкам и натуре Стива, которая противилась одной лишь мысли сдаться.

И когда Стиву начало казаться, что с момента начала боев прошла целая вечность, он, подняв глаза на очередного соперника, узнал в нём своего старого друга Сигэру Ояму. Понимая, что в предстоящем поединке их дружба ничего не значит, Арнейл мобилизовал все оставшиеся силы, мужество и опыт, чтобы завершить поединок. Он потерял ощущение времени и не имел понятия о том, как много боев он сумел выдержать. Личность его следующего соперника волновала его намного больше, чем личность предыдущего; это был Тадаси Накамура. Накамура был другим хорошим другом Стива и, по всеобщему признанию, сильнейшим бойцом Додзё. Человек огромной физической силы. Однажды он был послан Канте Оямой в Таиланд, где он сразился с национальным чемпионом по Муай Тай . Накамура одержал над ним победу благодаря отточенной технике и мощнейшим ударам ног. А сейчас он стоял лицом к лицу со Стивом. Этот поединок был даже тяжелей поединка с Сигэру Оямой. Собрав в кулак всю свою волю, Стив упорно продолжал держаться на ногах, пока время поединка не подошло к концу. Остановив последний бой, Ояма просто сказал: «Ты сделал это». Арнейл так же просто ответил: «Да». Стив Арнейл стал первым из учеников Оямы, который смог успешно пройти хякунин-кумитэ. Нахлынувшие эмоции на некоторое время вытеснили боль из его разбитого тела. Он не чувствовал ничего кроме огромного облегчения. После душа состоялся праздничный обед. Там Ояма обнял Стива и сказал: «Я говорил, что ты можешь сделать это. Рад, что мое суждение было правильным». Покинув додзё вместе с женой, Стив почти потерял сознание. Когда дома он снял одежду, то был похож на пятнистого леопарда. Однако уже в четверг Арнейл вновь стоял в строю, делая из-за боли все легко и медленно. Но все же он тренировался.

Стив Арнейл стал первым человеком после Оямы, который прошел испытание в 100 поединков. Сам Арнейл не очень любит говорить на тему хякунин-кумитэ. Он считает, что подобный тест является «необъяснимым и очень личным испытанием». Ясно лишь одно, 100 боев стали одним из ключевых событий в жизни Арнейла. Приобретенный опыт, как при подготовке, так и после испытания оказали существенное влияние на формирование личности мастера.

arneil1К моменту теста в 100 боев, Арнейл уже сдал тесты по технике и ката, и, к его великой радости, Канте удостоил его чести, преподнеся ему новый пояс с тремя золотыми нашивками III Дана. Стив своими решительностью и мужеством завоевал полное право на титул Сэнсэя.

В том же году Стив Арнейл получил разрешение Канте Оямы на то, чтобы со своей женой отправиться в Великобританию, развивать и пропагандировать Кёкусинкай каратэ. Сэнсэй Боб Болтон, англичанин и большой друг Стива, не так давно вернулся в Великобританию и преподавал каратэ в школе дзюдо Южного Лондона, которая входила в состав Лондонской организации дзюдо. Стив и Боб встретились в Лондоне, и Арнейл был приглашен преподавать кёкусинкай в недавно созданной Лондонской школе каратэ. Ходят много историй о первых днях работы, но всех их объединяет одна и та же деталь, а именно: тренировки были жёсткими, но бои были ещё жёстче.

Не прошло и двух лет, как в Лондоне уже было организованно четыре основных Додзё Кёкусинкай: собственно в Лондоне, в Стратфорде, Уимблдоне и в Дульвиче. Также открылось Додзё в Лейчестере, и ожидалось открытие нескольких других. Кёкусинкай в Великобритании набирала все большую популярность.

В это же время Стив стал регулярно посещать Республику Иордания, где давал уроки каратэ членам королевской семьи и королевской гвардии. Его имя стало приобретать известность и дома, в Великобритании. В 1966 г. ему был присужден 4-й дан, в 1968 г. 5-й, в 1974 г. 6-й. А в 1977 г. из рук Оямы он получил 7-й дан. В 1968 году Стив становится менеджером и тренером сборной Великобритании по каратэ и занимает этот пост вплоть до 1976 года. Всё то время, в течение которого Стив руководил сборной, команде сопутствовал успех. После первого триумфа в Париже в 1975 г. Федерация Французского каратэ присвоила Стиву Арнейлу титул «Лучший тренер мира», так он попал в Книгу рекордов Гиннеса. В 1976 году Стив привёз свою команду в город Лос Анджелес, где он и его команда завоевали титулы чемпионов мира по каратэ, победив команду Японии уже во второй раз.

По мере развития Кёкусинкай в Европе стали возникать разногласия с токийским Хомбу, которое обвинялось европейцами в авторитарности, ограничении свободы национальных федераций и дискриминации неяпонских бойцов. Возникшие разногласия привели к тому, что в 1991 году Стив Арнейл и возглавляемая им Британская организация каратэ Кёкусинкай вышли из IKO. Последние, 8-й, 9-й и 10-й даны ханси Стив Арнейл получил уже как президент и основатель Международной Федерации Каратэ (IFK).

Характеризуя Арнейла, все кто тренировался под его началом и просто знакомы с ним, признают его потрясающие лидерские качества, высокие педагогические способности, развитую способность к сплочению, умение вдохновлять людей мотивированно организовывать их деятельность, а также отмечают его решительность и сильный дух, преданность своим ученикам. К этому еще можно добавить и преданность своему учителю, контакты с которым продолжались до самой его кончины. Ханси как-то сказал: «Я ушел из IKO, но не ушел от Оямы». Со Стивом Арнейлом семья Оямы сохранила добрые отношения. Более того в условиях раскола вдова Оямы обратилась к нему с предложением возглавить организацию IKO-2. Однако, не желая быть вовлеченным в политические интриги японских организаций, ханси вежливо отказался. Позже он с женой посетил могилу учителя, отдав ему последний долг.

Напоследок хотелось бы привести историю, записанную со слов Стива Арнейла. Когда стал вопрос о выборе для него титула в качестве руководителя новой Международной Федерации Каратэ, он не хотел быть ни кантё ("хозяином дома"), ни сосаем ("директором"). Эти титулы носил Ояма и Стив считал, что не правильно так звать его. Тогда Арнейл обратился за помощью к родителям жены в Японии, которые просмотрели старые книги и выбрали скромный, но очень значительный по смыслу титул "ханси". Это слово может быть переведено как "знающий", "тот, кто знает", или как "образец для подражания" - идеальный эпитет для носителя традиции Будо-каратэ, возглавляющего школу и международную организацию. Интересно и другое. Родители Цуюко, хранящие традиции древнего самурайского рода, подобрали для начертания имени и титула Арнейла иероглифы, имеющие двойное значение. В результате именную надпись у него на поясе обычный грамотный человек прочитает как "ханси Стив Арнейл", а человек, посвященный в смысловые глубины знаков, увидит скрытое значение - "самурай-воин".

Получить бесплатную консультацию!